logo2.gif
Профессиограммы
Видео
Радиопередачи
Статьи
Профессиональные праздники
Детский взгляд
Общество будущего
Взгляд изнутри











Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    

Трюк не должен стоить жизни

Их работа связана с постоянным риском. Трюки, над которыми они трудятся месяцами, занимают всего несколько минут экранного времени. Их лица мало кому известны. Но в их деле нельзя не быть профессионалом: ошибка каскадера может обойтись очень дорого. Несмотря на востребованность каскадеров в различных областях шоу-бизнеса и интерес к ним зрителя, найти определение специальности «каскадер» оказалось довольно сложно. В словарях советского периода такой профессии вообще не значилось. В те времена в трудовые книжки каскадеров вписывали самые разные профессии, кроме той, которой эти отважные люди посвящали жизнь… Как выяснилось, каскадером называют «исполнителя циркового номера, обычно имеющего характер пантомимической сценки, основанного на комических акробатических падениях каскадах», а также «дублера киноактера, исполняющего сложные трюки, требующие специальной подготовки». Кроме того, сегодня можно найти информацию о предтечах нынешних каскадеров — conducteurs des secrets («руководители секретов») — создателях сценических чудес. Однако большинство зрителей считают каскадеров прежде всего бесшабашными и безбашенными супергероями, отчаянными и мужественными ребятами, не представляющими жизнь без стрессов, острых ощущений и всплесков адреналина. А уже только потом их видят профессионалами. Таким образом, именно романтический ореол и публичность этого ремесла привлекают к нему молодых людей, зачастую не представляющих, что за эффектными трюками стоят колоссальный труд, тончайший расчет и голый энтузиазм исполнителей и постановщиков. Сегодня мы узнаем мнение каскадеров экстракласса, услышим истории от первого лица и посмотрим на дело изнутри. Все это, надеемся, поможет разрушить многие стереотипы и создать у читателей более реалистичное представление о данной специальности. И, возможно, в итоге кто то сможет осуществить свою мечту и станет настоящим каскадером. «Раньше я занимался гимнастикой, самбо и дзюдо, но из за серьезных травм ушел из спорта, — рассказывает постановщик и исполнитель трюковых съемок Николай Сысоев, снявшийся почти в 250 фильмах, среди которых «Стрелы Робин Гуда», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», «Гонщики», «Шестой», «Гостья из будущего», «Семья вурдалаков», «Человек с бульвара Капуцинов», «Хлеб, золото, наган». Он впервые исполнил подсечку скачущей лошади с двумя всадниками («Забудьте слово «смерть»), прокатывание человека под колесами идущего поезда («Груз без маркировки») и падение с 28-метровой высоты, когда точкой отрыва был веревочный мост через ущелье («Империя орлов» (США). — Видимо, в неспортивной жизни мне не хватало острых ощущений, поэтому стал каскадером. Прошел путь от рядового исполнителя до постановщика трюковых сцен. В иные годы работал на 18 фильмах. Стал одним из первых российских каскадеров профессионалов. Причем летом обычно снимался, а зимой учился. В результате окончил Ленинградский институт физкультуры им. Ф. Лесгафта и психологический факультет ЛГУ. Кстати, я еще слесарь 5-го разряда, работаю по дереву, металлу, делаю для картин арбалеты, мечи, луки, доспехи. Кроме того, написал и опубликовал «Настольную книгу каскадера» и «Каскадерские байки», сейчас пишу сценарии для телевидения, сочиняю роман. Так что не пропаду, даже если придется оставить работу. Поначалу то разные мысли в голову лезли, например: «Вдруг что случится, кто мандаринку в больницу принесет?» Но вот уже более 20 лет занимаюсь этим делом, и чувствую себя прекрасно, а при встречах с ровесниками поражаюсь, насколько они выглядят заморенными, замученными, задавленными… Мне ведь по роду деятельности приходится до сих пор тренироваться, чтобы поддерживать хорошую физическую форму. Также каскадерам нужно обладать устойчивой психикой, крепкой нервной системой, дабы контролировать эмоции, справляться со стрессами и страхами. Например, однажды мне на съемках пришлось перекатываться под колесами идущего поезда, причем казалось, что он сейчас ноги отрежет и будет еще метров пятьсот останавливаться! Очень неприятно падать с висячего моста, с 30-метровой высоты, хотя и не на землю, а на страховку. Но ничего не поделаешь, таковы издержки ремесла. Впрочем, любое дело можно сделать качественно, если «включить голову» и точно все рассчитать. По моему мнению, избитых и обгорелых каскадеров надо выгонять с работы. Ведь в чем наша главная задача? «Сделать сцену» и остаться здоровым. Если же трюк исполнен, а человек покалечен, кому это нужно? Ни одно кино или шоу не стоит здоровья, а тем более жизни! Кстати, я против вступления в каскадерские ряды женщин, даже способных выполнить суперсложные трюки. Я вовсе не яростный женоненавистник! Однако считаю, что занимать девушек в трюковых съемках и шоу — бессмысленное занятие. Гораздо легче найти молодого парня и загримировать его под девушку… Ведь если мужчине шрамы на лице не страшны, то для дамы они могут стать трагедией. Да и постановщику, если произойдет ЧП, переживания на долгие годы обеспечены. Кроме того, подготовить представительниц слабого пола так же, как ребят, нереально. И вообще я не понимаю, зачем прекрасных женщин превращать во второсортных мужчин? Конечно, самый опытный каскадер может ошибиться, допустить оплошность, расслабиться, не проконтролировать ситуацию. Однажды, в Туркмении, надо было падать с лошади, а там ведь барханы — бегущие дюны. Я не посмотрел место падения — решил, раз везде песок, то ничего плохого со мной случиться не может. И упал прямо на камень (видимо, единственный сохранившийся булыжник на всем пространстве от Ашхабада до Красноводска). Думаю, он нарочно там притаился, чтобы преподать мне урок. С тех пор тщательно все проверяю и не люблю «творчества», то есть неподготовленности на съемочной площадке… Травмы случаются при работе с животными, например с лошадьми (кстати, я придумал и исполнил падение кувырком вперед со скачущей лошади), имеющими свое мнение обо всяком явлении и далеко не всегда управляемыми. Конь может испугаться, понести, ударить. Допустим, тебе надо падать, а он шарахается. В результате получаешь травму. Так что оградить себя от всех проблем не получится, но избежать многих глупых неприятностей вполне возможно. Мне в этом помогает спорт. Однажды в фильме «Ричард Львиное сердце» я дублировал прекрасного актера Армена Джигарханяна. Скачу на коне, в 50-килограммовой броне, полуповиснув на локте, стреляю из лука… Вдруг лошадь спотыкается, переворачивается через голову, я слетаю с нее, втыкаюсь головой (я в шлеме) в землю, а животное через меня перекатывается. Моя шея чудом выдержала его вес! Я выбил семь позвонков, но ничего не сломал и не порвал, остался, тьфу-тьфу-тьфу, жив и здоров. Но это уникальный случай. Вообще то получают травмы либо неопытные новички, либо зрелые мастера — у часто переходящего дорогу человека больше шансов попасть под машину, нежели у домоседа». «А я именно из за травмы пришел в эту профессию, — говорит каскадер Евгений Батов, участвовавший в съемках фильмов «Сибирский цирюльник», «Опасно для жизни» (сериал «Марш Турецкого»), «Две луны, три солнца», «Брат-2», «Телохранитель», «Стрингер», сериала «NEXT» и многих других. — Все детство мечтал работать в цирке, занимался «железом» и боксом, а после армии стал наконец то воздушным гимнастом. Сделал собственные номера: жонглировал штангами, гирями, тяжелыми шарами. Сломал позвонок. Мне дали вторую группу инвалидности, но я от нее отказался, так как человеку, всю жизнь занимавшемуся спортом, невозможно в конторе перебирать бумажки. Начал играть в американский футбол, что при моей травме казалось совершенно немыслимым. И вдруг в начале 1990 х получил приглашение сыграть главную роль в фильме «Детонатор». Потом снялся еще в нескольких картинах, но актерство меня никогда не прельщало, поэтому ушел в каскадеры. Причем любовь к цирку угасла напрочь, особенно после того, как я долго лежал в полном одиночестве после травмы позвоночника и никто из коллег не пришел меня навестить. Вероятно, в ремесле каскадера меня привлекают эмоциональные встряски и большое физическое напряжение. Разумеется, здесь присутствуют риск и боль, без них невозможно добиться высот мастерства. Несколько лет назад я снова травмировал позвоночник — при падении с моста. Зато трюк, который до меня никто не делал, получился красивым! По моему, каждый человек рискует, даже тот, кто сидит за письменным столом или идет по ровной дороге. Каскадеры же к своей работе специально готовятся, поэтому для нас опасные трюки — привычное дело. Если в цирке я в течение полутора десятков лет хладнокровно и профессионально прыгал в сетку с 15 25 метров, то и во время прыжка с десятого этажа никакого особого трепета у меня не возникает. Кстати, о страхе… От него полностью избавиться невозможно, но необходимо научиться себя преодолевать. Главное — если получаешь травму при исполнении трюка, его нужно обязательно повторить, чтобы избавиться от неприятных ощущений. Тогда в следующий раз отработаешь номер без лишних нервов. Этот опыт я приобрел в цирке. Там же пришел к выводу, что каждый должен профессионально делать свое дело. Я имею в виду следующее: артисты должны играть, а каскадеры — участвовать в трюковых сценах. Ведь даже синяк на лице актера притормозит съемочный процесс! Кроме того, не обладая нашими умениями и знаниями, исполняющий трюковую сцену артист может травмировать других людей. Безусловно, актеры обязаны быть в хорошей физической форме, но трюки должны делать профессионалы». «Я тоже считаю, что практически все трюковые сцены в кино должны делать специалисты», — утверждает руководитель студии каскадеров «Варвара стант» (от stunt — трюк) Варвара Никитина. Мастер спорта по художественной гимнастике, обладатель двух вузовских дипломов — Московского горного университета и Российской экономической академии им. Г. В. Плеханова, — она впервые исполнила трюки в «Зверобое», а затем работала на картинах «Тайный знак», «Москва. Центральный округ», «Марш Турецкого», «Виола Тараканова», «Дневной дозор», «Сеть-2», дублировала участниц группы «т. А. Т. у.» на съемках клипа «Нас не догонят», а с 1997 по 2000 год была директором театра Елены Камбуровой. «В отличие от некоторых своих коллег–мужчин я абсолютно уверена в профпригодности слабого пола, тем более что женщины из возглавляемой мною группы делают все, кроме сложных конных трюков. Мой конек — падения, прыжки с высоты, висы, а также автомобильные, водно-подводные, скалолазные и акробатические трюки. Кстати, нашу команду нельзя назвать исключительно женской, она состоит из ребят и девушек. Я не феминистка, мужчин уважаю и люблю, просто хотелось доказать всем, в том числе коллегам мужского пола, что женщины могут заниматься этим делом. Классический пример. В фильме «Место встречи изменить нельзя» в погоне за Фоксом машина сбивает милиционера (женщину), а когда она, упав, катится по дороге, становится ясно, что это мужик! Тогда женщин каскадеров еще не было, а теперь режиссеры требуют заменять актрису в трюковых эпизодах девушкой со сходными внешними данными. Понятно, если изящные женские ноги подменить в кадре волосатыми мужскими (каких подкладок парню ни делай, публика всегда заметит разницу) — будет брак. Я дублировала Чулпан Хаматову, Ирину Рахманову (ее, по мнению режиссера «Виолы Таракановой», я копирую просто идеально). Каскадеру важно уметь перевоплощаться в артиста, ловить его движения. По моему, лишь делающий кинотрюки и работающий с камерой человек является настоящим каскадером. Если же «специалист» только участвует в шоу-программах, его следует называть профессиональным трюкачом. Кстати, многие трюковые постановщики учатся в Российском институте кинематографии на операторском факультете, так как они должны не только профессионально владеть телом, уметь рассчитывать трюки, но и знать основы и секреты кино. Каждый постановщик подобных сцен, отправляя каскадера на трюк, должен суметь этот эпизод отработать… Между прочим, нашу каскадерскую студию иногда принимают за каскадерскую школу: раз в год набираем 15 человек, отправляем в зал заниматься трюковой акробатикой, а затем лучших приглашаем на съемочную площадку и даем шанс реализовать себя в нашей специальности. Каскадерское образование как таковое, на мой взгляд, в сегодняшней России отсутствует. Первая в мире школа каскадеров создана и по сей день существует во Франции. Туда принимают с 30 лет — считается, что лишь с этого возраста человек осознает, что рискует жизнью. В Голливуде есть школа и пятидневные курсы за 5 тыс. долл. (там каждый день отрабатывают новый прием: падение, горение и т. д.). У нас мастерству можно обучиться в трюковой группе. Причем берут туда в основном спортсменов или циркачей. Искренне жаль людей, тратящих время и деньги на различные курсы: научиться этому ремеслу в зале, без практических занятий, невозможно». Итак, если вы хотите стать каскадером, вам не стоит верить завлекательной рекламе школ или курсов. Лучше попытайтесь попасть в трюковую группу или на съемочную площадку, продемонстрируйте свои знания и умения специалистам, а затем уже определяйтесь с профессиональным выбором. И хотя наиболее пригодными признают спортсменов или цирковых артистов, новичку тоже будут рады, ибо зачастую обучить неопытного юношу или девушку проще, чем переучивать профи. Не повредит и наличие высшего образования, даже технического или гуманитарного. Герои статьи подтверждают, что в каскадерском деле востребованы любые знания и умения, но главное здесь — ответственность и профессионализм, коммуникабельность и мужество, то есть пресловутый человеческий фактор. Источник:www.zarplata.ru
1

Еще о профессии

   Профессиограммы: Каскадер

 Радиопередачи: Каскадер,  

 Статьи: Трюк не должен стоить жизни,  
 
 

← Вернуться к списку



Статьи
Яндекс.Метрика