logo2.gif
Профессиограммы
Видео
Радиопередачи
Статьи
Профессиональные праздники
Детский взгляд
Общество будущего
Взгляд изнутри











Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    

Лоббист: между бизнесом и властью

Не многие абитуриенты мечтают о профессии лоббиста. Уж слишком специфична сфера Government Relations (связи с органами государственной власти), чтобы вызывать массовый интерес. К тому же здесь вряд ли можно сделать стремительную карьеру: чаще всего GR-специалистами становятся люди, не один год посвятившие государственной службе. Однако спрос на «джиарщиков» растет с каждым годом. Официально лоббизма в нашей стране не существует: специальное законодательное регулирование этой деятельности отсутствует, профессиональной ассоциации лоббистов тоже нет (для сравнения на Западе сегодня действуют тысячи лоббистских организаций), да и представления в обществе о самой профессии очень смутные. Тем не менее GR-специалисты активно работают на отечественном рынке труда уже более пяти лет. Сразу расставим все точки над «i», пояснив, в чем состоит отличие лоббизма от GR-менеджмента. GR – это сфера общего менеджмента, а лоббизм – всего лишь инструмент, технология. «Джиарщик» должен найти и организовать специалистов, которые обладают достаточным багажом профессиональных и личных знаний. А лоббист является той главной единицей (профессионалом со связями в госорганах), на которой держится вся сфера GR. Но из-за неразвитости рынка и низкой компетентности всех его участников говорить о точности терминов пока не имеет смысла. Как бы ни назывался этот специалист в конкретной организации – GR-менеджер или лоббист – основная функция у него будет одна: налаживание связей компании, которую он представляет, с органами государственной власти. К слову, эта работа не имеет ничего общего с банальным подкупом. Задача лоббиста – не решение конкретной проблемы, а установление неформального диалога. Из чиновников – в GR Методы работы отечественной власти – закрытые и непрозрачные, «достучаться» до чиновников человеку «с улицы» практически невозможно. Поэтому первое и самое главное условие успешной карьеры в GR-сфере – личные контакты и знакомства с представителями госорганов. А такие связи обычно приобретаются еще до прихода в GR. «Лоббист в традиционном, классическом понимании – это бывший депутат Госдумы, член Совета Федерации, сотрудник какого-нибудь министерства или ведомства, работник администрации президента или аппарата правительства. Человек с таким прошлым – идеальный кандидат для работодателя. Лоббисты обязаны «знать» нужных людей, а на госслужбе завести знакомства – проще простого», – говорит Сергей Костяев, преподаватель кафедры публичной политики факультета прикладной политологии Государственного университета – Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ). Но помимо преимуществ выходцы из органов власти могут обладать целым рядом недостатков, самые распространенные из них – слабое знакомство со спецификой работы в бизнесе, чрезмерно высокие амбиции бывших чиновников и, как следствие, трудности в общении с рабочим коллективом. Поэтому если раньше в GR были исключительно «свои» (проверенные люди со связями и контактами), то теперь происходит профессионализация рынка труда: ценятся специалисты с хорошими менеджерскими компетенциями, умеющие продвигать интересы компании таким образом, чтобы это положительно влияло на капитализацию бизнеса. «Мне кажется, тенденция перехода госчиновников в бизнес и людей бизнеса – в госорганы, которая наметилась в последние годы, во многом оздоравливает ситуацию, – говорит Виктор Дмитриев, президент Ассоциации российских фармацевтических производителей. – Воспринимая ситуацию с разных точек зрения, приобретаешь ценный опыт и можешь видеть то, чего никогда не увидел бы, если бы находился по одну сторону баррикад». Выходим из тени GR-специалисты нужны в компаниях, чья деятельность так или иначе зависит от органов государственной власти. В первую очередь, это компании–лидеры федерального или регионального уровня. А также те, кто заинтересован в получении государственных ресурсов или желает быть поставщиком для госорганов. Прибегают к помощи лоббистов и организации, которым требуется регулярное продление различных лицензий и сертификатов. Поэтому спрос на таких специалистов всегда стабильно высокий. Если раньше о существовании подобных вакансий «простые смертные» не знали (сам бизнес считался «нечистым»: соглашения с властью достигались нецивилизованными способами вроде подношений в конверте), то в последнее время подобные предложения все чаще становятся публичными. В рамках самой профессии существуют свои специализации: одни GR-специалисты непосредственно поддерживают контакты с представителями государственной власти, продвигают интересы своей компании или отрасли, а другие осуществляет информационно-аналитическое сопровождение деятельности GR-службы (мониторинг ситуации, подготовка нормативных правовых актов, аналитика и т.д.). Публичными становятся только вакансии второго типа, в то время как собственно «налаживанием связей» в российских компаниях чаще всего занимаются руководители компаний и топ-менеджеры. Если фирма не прибегает к услугам посредников (сторонних GR-агентств), то роль главного лоббиста обычно берет на себя директор по развитию, генеральный директор по стратегическому планированию или вице-президент по экономическим вопросам. Как бы ни велика была разница между этими двумя типами, задачи и тех и других во многом схожи. «Цель лоббиста – не обязательно, что называется, “решить вопрос”, – утверждает Сергей Костяев. – Большая часть его работы – это просто сбор информации и ее анализ. Лоббист каким-то способом (через личные связи, мониторинг прессы, общаясь с другими аналитиками) заранее узнает, что где-то в каком-то ведомстве какой-то секретарь готовит бумажку, которая через год может вылиться в постановление правительства. В том-то и состоит задача лоббиста: просто узнать об этом постановлении за год до того, как оно будет принято, поставить в известность руководство и разработать дальнейший план действий». Куда поступать «Большинство людей приходят в GR совершенно случайно, просто открыв для себя эту сферу после нескольких лет работы в госструктурах либо в PR-службе компании, – рассказывает Ирина Базылева, начальник отдела подбора персонала КЦ «Юнити». – Однако некоторые молодые люди сознательно выстраивают свою карьеру: после окончания вуза целенаправленно идут на госслужбу, чтобы потом пересесть в кресло GR-специалиста какого-нибудь крупного холдинга. Конечно, этот вариант подходит только в том случае, если вы москвич и вам не нужно снимать квартиру: денег, которые платят в государственных органах, на аренду жилья точно не хватит. А так линейка получается очень простая: сначала какое-нибудь образование, а потом госслужба, где просто нужно завести полезные знакомства». Если говорить об образовании, наибольших успехов в сфере GR достигают выпускники юридических, экономических, социологических и политологических факультетов (в общем, дипломированные гуманитарии). «Идеальная кандидатура – выпускник специальности «Юриспруденция» или «Государственное и муниципальное управление» с опытом работы в госструктурах,» – говорит Станислав Станских, эксвице-президент ТНК-BP и исполнительный директор Фонда конституционных реформ. Лучшее образование по этим специальностям дают ведущие вузы столицы: • Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ им. М.В. Ломоносова) • Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России (МГИМО) • Российский университет дружбы народов (РУДН) • Московская государственная юридическая академия (МГЮА) • Государственный университет управления (ГУУ) • Финансовая академия при Правительстве РФ (ФА при Правительстве РФ) • Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова (РЭА им. Г.В. Плеханова) • Академия народного хозяйства при Правительстве РФ (АНХ при Правительстве РФ) и др. «Кроме образования очень важен профиль предшествующей работы, – уточняет Станислав Станских. – Например, на должность GR-специалиста в компании, занимающейся алюминиевым бизнесом, куда охотнее возьмут управленца из Минпромэнерго России, нежели человека из Росстата или ветеринарного ведомства». И действительно, для отраслевого лоббирования больше подходят кандидаты с профильным образованием: например, продвигать интересы сельскохозяйственной отрасли лучше всего получится у бывшего агрария (он знает специфику сферы изнутри). В целом, какую бы специальность вы ни получили в вузе, всегда будет время «подкорректировать» свое образование, выбрав, например, программу MBA со специализацией GR. В пределах "видимости" В GR невозможно попасть с улицы. Человек, который защищает интересы своей компании, должен разговаривать с чиновниками на равных, как минимум – не простаивать в очередях перед дверью в ожидании приема. Поэтому большинство крупных лоббистов – выходцы из верхушки исполнительной и законодательной власти. И, естественно, эти люди не любят афишировать свою деятельность. И все-таки биографии некоторых лоббистов становятся известными общественности. Например, лоббированием интересов «Газпрома» занимается депутат Госдумы первого созыва Фануза Арсланова (фракция «Женщины России»). Бывший ответственный секретарь Конституционной комиссии Верховного Совета РФ, «отец российской социал-демократии» Олег Румянцев стал GR-специалистом в продовольственной компании Mars, затем перешел в нефтегазодобывающую компанию Shell, а с 2005 г. он является советником исполнительного директора по развитию газового бизнеса ТНК-ВР. На мировой арене Более короткий путь в лоббисты – работа в международном GR, который находится на качественно другом уровне развития и обладает более обширным рынком труда. Например, у большинства транснациональных корпораций есть свои представительства при Европейском союзе (их насчитывается около 500). Помимо этого, интересы бизнеса в госорганах ЕС сегодня представляют около 300 консалтинговых агентств. Для молодых и амбициозных людей – это оптимальный вариант приложения своих сил. Специалистов в области международного GR в России очень мало: эта деятельность требует достаточно большого и специфического набора навыков, получить которые в рамках одного образования невозможно. «Требуется уникальный сплав качеств и компетенций: связи с государственными органами, владение спецификой международно-экономических отношений, отличные коммуникационные навыки, умение общаться с административным аппаратом и т.д.», – говорит Алексей Бореев, руководитель информационно-аналитического центра Brussels Business Connections. Чтобы работать в международном GR, нужно очень хорошее базовое образование – юридическое, в сфере международных отношений или внешней экономики. Но российским образованием здесь не обойтись: кандидат на должность лоббиста международного уровня должен быть выпускником европейского вуза. Еще одним важным плюсом станет профессиональная стажировка – либо в госструктуре, либо в транснациональной корпорации, либо в консалтинговом агентстве. Перспективы Куда можно утроиться работать лоббистом? Существует несколько видов организации GR-деятельности. В одних случаях это самостоятельное подразделение бизнеса (отдел, департамент), в других – часть юридического или PR-блока. Иногда GR может быть вынесен за скобки бизнеса и отдан на аутсорсинг консалтинговой компании или маленькому GR-агентству, основанному каким-нибудь бывшим депутатом. Кроме того, имея профильное образование, вы можете «постучаться» в какую-нибудь отраслевую лоббистскую организацию. К слову, больше всего услугами лоббистов пользуются компании, занимающиеся строительством, девелопментом и розничной торговлей. Начальный уровень заработка лоббистов – несколько тысяч долларов в месяц. Руководители GR-отделов получают около семи тыс. долларов, специалисты высшего разряда – порядка 15 тысяч. «Звезды» джиара – это люди, вышедшие на принципиально иной уровень решения вопросов. Помимо фиксированных зарплат для них действует специальная система бонусов и компенсаций. Эти цифры могут доходить до миллиона долларов. Длинная дорога в GR «Лоббистами становятся не только бывшие сотрудники госструктур. Например, многие талантливые GR-специалисты пришли в эту сферу через пиар или политическую журналистику. Главное – умение заводить связи с представителями власти, а уж какими способами вы это делаете – вопрос второстепенный», – уверен Павел Толстых, руководитель центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти lobbying.ru. - Павел Александрович, почему Ваш профессиональный путь связан с изучением проблем взаимодействия бизнеса и власти? Ведь Вы учились на политолога и могли выбрать любую другую специализацию... - Это единственная отрасль политологии, которая находится сейчас в мейнстриме и может приносить серьезный доход. Если лет пять назад главным направлением приложения сил политологов были выборы, то сегодня самым модным течением можно назвать GR. К тому же мне очень интересно работать с принципиально новыми явлениями в российском обществе: то, что в других станах существует уже более 50 лет, в нашей стране только начинается. - Какие знания и навыки необходимы лоббисту? - Чтобы работать в этой области, нужно хорошо знать устройство системы органов государственной власти: как распределены обязанности, какова иерархия принятия решений и т.д. Кроме того, очень важны навыки психолога. Необходимо понимать, в каком свете лучше всего преподнести тот или иной проект политическим стейкхолдерам, принимающим решения. Нужно уметь подстраиваться под людей определенного психологического склада: чиновники – очень своеобразная публика. - Обязательно ли быть госслужащим, чтобы потом стать лоббистом? - Работа в органах государственной власти вовсе не гарантирует, что вы будете хорошим GR-специалистом. Чиновник и человек, который что-то хочет от чиновника, – это совершенно разные психотипы. Есть много примеров, когда люди, занимавшие высокие посты во властных структурах, развивались потом в совершенно ином направлении. Хотя в западной практике – и американской, и европейской – типичный путь в GR-специалисты как раз проходит через работу в госструктурах. Там у человека появляются связи и опыт, которые он потом удачно продает, становясь лоббистом. Карьеры многих наших GR-менеджеров (Александр Шохин, Валерий Драганов, Олег Румянцев) строились по этой же схеме. Другой путь в эту профессию лежит через пиар. Раньше специалисты по связям с общественностью занимались выборами и взаимодействовали с видными политическими фигурами. В 2004 году процедура выборов в России изменилась, и бывшие PR-технологи нашли себе применение в GR. В общем, чтобы завести знакомства с людьми из власти, не обязательно быть чиновником. Есть много других путей в эту сферу, в том числе, к примеру, через политическую журналистику. - Современный лоббизм в России – какой он? Основными инструментами взаимодействия бизнеса с властью по-прежнему являются взятки и неформальное общение? - Сегодня теневой коррупционный лоббизм уходит в прошлое. Опираясь на результаты исследований нашего Центра, могу сказать, что в крупных российских корпорациях сформированы профессиональные GR-департаменты. Усилилась роль государства в экономике, появилась прямая зависимость успешного развития компании от эффективности ее отношений с органами власти. Я надеюсь, что Государственная дума РФ примет закон о регулировании лоббистской деятельности, который легализует статус GR-специалиста. В этом случае работа будет определяться не коррупционными схемами, а возможностью отстоять свою позицию в открытом диалоге, используя методы логики и доказательств. - Как скоро будет принят закон о лоббизме? - Сейчас как раз в Администрации Президента рассматривается закон о регламентации лоббистской деятельности. В его защиту выступают такие политические тяжеловесы, как помощник Президента Лариса Брычева и глава Администрации Президента Сергей Нарышкин. Мы очень ждем, что в скором времени, в рамках антикоррупционных проектов Дмитрия Медведева, этот закон в России будет внесен в Государственную думу. Он обеспечит лоббистов необходимыми правами: на доступ в государственные институты, на легальное участие в экспертных советах и заседаниях профильных комитетов. То есть мы сможем официально участвовать в принятии решений в политической сфере. Такое законодательство есть во многих странах мира – в Канаде, США, Австралии, Польше. Чем мы хуже? - Чем отличается российский лоббизм от зарубежного? - На Западе есть большой опыт регулирования этой деятельности. А нам до последнего времени была ближе восточная модель взаимодействия с государственными органами: лоббизм закрытый, кулуарный и достаточно коррупционный. Но сейчас в России все меняется в лучшую сторону, и, я считаю, скоро произойдут существенные подвижки. Кстати, не надо думать, что коррумпированная власть – только у нас: и в США, и в Европе лоббисты попадаются на коррупции постоянно. - Какие плюсы и минусы этой профессии Вы могли бы назвать? - Те, кому интересна реальная политика, будут чувствовать себя в этой сфере очень комфортно. Понимание того, что ты можешь наблюдать изнутри процесс принятия важных решений (и даже оказываешь на него некое влияние), – это, конечно, очень существенный плюс. Минус заключается в том, что лоббист по сути – проситель. А быть просителем не всегда приятно. Мы – лишь проводники мнения различных общественных групп (в том числе и бизнеса) и пытаемся убедить власть так же, как адвокат убеждает судью. Мы просим, доказываем, подталкиваем чиновников принять решение по интересующему нас вопросу. Очень неприятно, когда дело проваливается. - Область контактов GR-специалиста ограничивается только контактами с представителями власти? - Да, в основном лоббист взаимодействует с представителями власти – чиновниками и лицами, принимающими политические решения. Кроме того, в круг его профессиональных связей входят представители бизнеса, СМИ, научных экспертных сообществ, которые тоже являются каналами донесения информации до власти. Когда тебе надо убедить в чем-то чиновника, ты обращаешься к экспертному сообществу, чтобы сформировать определенную позицию, подобрать аргументы. Ты собираешь некую коалицию, с помощью которой и воздействуешь на власть. - Как выглядит карьерная лестница в GR-менеджменте? - Если мы говорим о корпоративной модели, то здесь различают начальный уровень, средний и топ-менеджмент. В рамках такой организации может существовать деление на специализированные секции. Например, в РЖД насчитывается порядка семи секций: одна взаимодействует с законодательной властью, вторая – с исполнительной и т.д. Сотрудники этих секций находятся на начальном уровне, их руководители – на среднем. Соответственно, вице-президент по внешним связям курирует деятельность всего отдела, разрабатывает стратегию развития, обеспечивает деятельность руководства в политическом смысле. - Что бы Вы посоветовали молодому человеку, мечтающему построить карьеру в этой сфере? - Трезво оцените свои силы и возможности. Лоббизм – это прежде всего работа с людьми (подчас тонкая психологическая игра), требующая гибкого, продуманного подхода. Тем, кто заинтересовался профессией лоббиста, для начала нужно получить хорошее образование: политологическое, юридическое или связанное с государственным управлением. Затем можно пойти по классическому пути: поработать в госструктурах, а после устроиться в консалтинговую фирму или в департамент по связям с госорганами в отраслевую ассоциацию. Разумеется, в одну минуту вы лоббистом не станете. Дорога в GR – это длинный путь накопления и правильной капитализации политического ресурса. Наталья Лебедева, Источник: журнал Куда пойти учиться, сайт www.ucheba.ru
1

Еще о профессии

   Профессиограммы: Лоббист

 Статьи: Лоббист: между бизнесом и властью,  
 
 

← Вернуться к списку



Статьи
Яндекс.Метрика